Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:19 

Прошлой весной я подставлял в эти строки другое имя...

Академия Варваров
Do you remember, chalk hearts melting on a playground wall?
Do you remember, dawn escaped from moonwashed college halls?
Do you remember, the cherry blossom in the market square?
Do you remember, I thought it was confetti in our hair
By the way didn't I break your heart?
Please excuse me, I never meant to break your heart.
So sorry I never meant to break your heart.
But you broke mine.

Kayleigh is it too late to say I'm sorry.
Kayleigh could we get it together again.
I can't go on pretending that it came to a natural end.
Kayleigh I never thought I'd miss you,
and Kayleigh I'd hoped that we'd always be friends.
We said our love would last forever,
so how did it come to this bitter end.

Do you remember, barefoot on the lawn with shooting stars
Do you remember, loving on the floor in Belsize Park
Do you remember, dancing in stilletos in the snow
Do you remember, you never understood I had to go.
By the way, didn't I break your heart ?
Please excuse me I never meant to break your heart
So sorry, I never meant to break your heart,
But you broke mine.

Kayleigh, I just want to say I'm sorry,
but Kayleigh I'm too scared to pick up the phone.
To find you've found another lover to patch up our broken home.
Kayleigh, I'm still trying to write that love song,
Kayleigh it's more important to me now you're gone.
Maybe it'll prove that we were right
Or it will prove that I was wrong.


Current music: Marillion - Kayleigh

19:12 

exiles

Академия Варваров
Как только я себя постигаю, сразу хочется стать кем-нибудь другим. И так без конца - порочный круг.

Подарите мне потрепаные тапки, в которых ходило все мамино общежитие.
Принесите мне душистую подушку, на которой спала одна-единственная девушка.

18:38 

Билет на Луну

Академия Варваров
Мы стартуем.



Сегодня Вендар наконец достал в ЦУПе топливо и лицензию на вылет. Мы загрузили наш нехитрый скарб, прихватили парочку-другую туристов (и Ронда сейчас занимается ими в соседнем отсеке), осталось только отправить последнее письмо на землю. Я обещаю передать его со спутником, ведь голуби не летают так высоко. Тем лучше для них, крылатых засранцев.



Вся команда уже в сборе, готова, ждут только меня одного, так что мне следует поторапливаться. Последний раз полить цветы на окнах, поправить занавески, закрыть форточку да насывать сухарей Мурке. Покончив с рутинной круговертью, осторожно, но как всегда волнуясь, проталкиваю дрожащими руками поршень до упора. Лишь кратковременное помутнение рассудка да судорога в жилах - и все, топливо залито, теперь - задраить люки и завершить письмо.



Сперва, когда Вендар мне предложил слетать на Луну, я немного испугался. Человек я в этом деле неопытный, пусть и приходилось мне бывать на Юпитере и на Венере. Но Луна, говорят, совсем другое дело, да и билетов туда не достать. "Соглашайся" - ораторствовал Вендар - "в этом году этот - последний! К тому же, видел бы ты, какое на Луне небо! Фиолетово-черное в розовых бантиках! А какие на луне сахарные головы!.." В общем, я согласился. Вендар - он дурного не посоветует. И вот теперь мы стартуем.



Наверное, каждого из нас глодали предчувствия. Скажу честно: я знаю, что мы не вернемся. На этот раз - непременно получится, и мы не вернемся. Я верю, должно получится, иначе зачем же я лечу. Я просто не должен возвращаться на землю. Давно уже здесь все потерял: дом, герань на окне, ситцевые занавески, форточку и сухарики для кошки Мурки. А еще я потерял тебя, я понял это уже давно, когда ты вдруг так странно начала на меня поглядывать, когда ты все время молчала, а я говорил, когда ты вдруг потеряла мой номер телефона, когда просто не поднимала трубку. Тогда я окончательно убедился, что земля отталкивает меня, как чужеродное тело, и вот единственная связь меня с землей, все еще теплившаяся - ты - прервалась. Мне просто некуда возвращаться.



Да, дорогая, мы летим на луну. Под ногами - тысячи огней, убегабщих вдаль огней. Так прощается с нами подернутый вечерней суетой город, навечно прожигая в моей памяти трассирующие заряды своих фонарей. Но если поднять голову вверх, увидишь... да, тысячи огней, движущихся на нас огней. Так встречает нас безбрежный океан-космос, утверждая тщетность всякой суеты. Огни опадают на наш корабль, стекают по его обшивке, прошивают насквозь. Один пролетает настолько близко, что я отпрыгиваю в сторону. Тебе никогда не приходилось видеть падающую звезду так близко? Помнишь, в августе мы уже встречали этот звездный дождь, мы мечтали поймать хотя бы одну. Теперь, когда Вендар и Ронда уже улетели, все эти звезды - мои, мои!!! Хочешь, подарю тебе одну? А вот я не хочу.



Я знаю, зачем я лечу на Луну. Там, на этой маслянистой головке сыра, я собираюсь начать снова жить. Да, вот так, с чистого листа, чтобы повторить все заново, но уже не совершая ошибок - я уверен, что если не совершать ошибок, непременно будешь удачливым, успешным, счастливым. Не спорю, у меня будет пара-другая особняков с прилагающимися непременно озерами, с десяток машин (и среди них - непременно Роллс-Ройс и Феррари, остальные я еще не выбрал), крокодиловой кожи портфель с ручкой из черного дерева и - кучи, кучи поклонниц. У меня не будет проблем в постели и в математике, у меня вообще не будет проблем. И когда я там, на Луне, встречу тебя (а я буду тщательно готовиться к этой встрече), я осыплю тебя лилиями и диадемами, одарю тебя днями волшебства и ночами любви (мы вообще не будем расставаться: я верю, что если не совершать ошибок, то мы будем счастливы), а вечером приглашу тебя погулять в старый, усыпанный осенними листьями парк, и мы будем шуршать, шуршать всю дорогу до облезлой скамейки, тогда мы присядем, закурим и будем вместе смотреть в лунное фиолетово-черное небо с розовыми бантиками, и будем мечтать под зависшей в небе землей, что вот однажды обязательно поймаем звезду, но только две звезды будут светиться в сгущающемся сумраке парка. И я расскажу тебе, как глуп и несуразен был, когда встретил тебя на земле, а ты признаешься, что тоже временами была легкомысленна и жестока, тогда мы посмеемся над нами-земными, мы тогда посмеемся... буду слушать твой смех, готов поглощать его вечно, до исступления, до приглушенных рыданий.. что ты? нет, какие там капли, наверное, просто слезятся от ветра... это я икаю... да, такие яркие зведы! - и такие холодные, они теперь бесконечно далеко от меня, погружаются в фиолетовое, фиолетово-черное.. вот я лежу на каменном, холодном, и от распахнутого настежь иллюминатора сквозь, видимо, лунный сад ко мне протянулась белая дорожка, перепрыгнула через мое лицо и побежала дальше. словно горгулья, раздвинул каменные веки, заглянул ей в глаза: это Луна. У меня как раз остался один билет до Луны. до встре





Current music: ELO - Ticket To The Moon

18:48 

вдруг и никогда (для ТР и Э-Т)

Академия Варваров
А когда солнце село, часы остановились.
Она сидела у самого окна, время от времени поправляя складки на платье, переводя взор с одной звезды на другую и ждала, что, может быть, все-таки сегодня.
Ведь он должен был прилететь - непременно, непременно! (о, как она хлопала в ладоши, когда впервые узнала об этом) - так всегда бывает в сказках.
Но он не прилетел - ни позавчера, ни вчера. А сегодня, когда село солнце, остановились часы. Те самые. Он еще сказал тогда: "Они будут биться в такт с моим сердцем"
Часы били лишь дважды в сутки. Утром и вечером. Или - вечером и утром. Потому что своим вечерним боем они предупреждали о его приближении (даже если он пролетал мимо), а утром остерегали: надвагается рассвет. И минутой спустя он, подхватив одной рукою со стула одежду, вскакивал на подоконник, разводил в стороны руки и... в этот момент она всегда зажмуривала глаза, чтобы не видеть, как он будет падать. Только вот каждый вечер с боем часов он возвращался.
А сегодня, когда село солнце, часы остановились.

Current music: Blackmore's Night - Ocean Gypsy

16:20 

пять дыр

Академия Варваров
В этой перчатке - ровно пять дыр, по одной дыре на каждую встречу, по одной дыре на каждое исчезновение.

Ты оказалась не такой, как все, ты оказалась даже не такой, как ты сама. Сперва я ловил тебя взглядом, затем мы ловили друг друга касаниями рук, наконец, я достал сачок. Теперь ты больше не танцуешь, да и у меня нашлись развлечения поважнее. Но каждый раз, когда я нахожу в моем зеркале твое отражение, так же пугающе страстно начинает пульсировать бикфордов шнур моего сердца - теперь уже давно обугленный. И я все так же жажду и отторгаю, трепещу и лелею - такого не будет больше ни с кем, да я и не вытерпел бы. Но я не обернусь, чтобы увидеть тебя, нет, ты так и останешься отражением в моей памяти, рисунком на троллейбусном стекле. Я все равно люблю тебя, когда превращаюсь в облако. И все так же прячу под подушкой твои душистые письма, снова и снова прокручивая в голове кассету с твоим голосом.

Вы сами пришли ко мне в дом, нагрянули так неожиданно, но сразу же разулись у входа. В тот вечер я пил дешевый портвейн и стрелял из дедушкиного револьвера по лампочкам в гостинной. Я налил Вам портвейна, и тот обратился в колу, и я решил даже было, что вы из Замка. Всю ночь мы делились содержимым наших карманов, обменивались надежно спрятанными за пахухой камнями, вы даже достали из корсета стилет (тогда я притворялся спящим), и знаю, что плакал у вас на груди до рассвета - я промочил вам платье, помните? Я не догадывался, что на утро Вы заговорите меня до головной боли, потребуете сначала мои леса, а по отказу - карету. Вы обещали вернуться, я помню, до недавнего времени обещали, и я смиренно ждал, ждал и помнил Ваши глаза, пока не истлела карточка, я до сих пор не понимаю, почему Вы не пришли, но я с легкостью выкинул эту теперь бесполезную картонку. Наконец-то мне некому признаться, что мне горько и грустно. (Этой ночью я буду на заросшем пруду, собирать лилии. Нес па?)

Ты мне встретилась на самом перепутье, и куда бы я ни направлялся, то там, то сям встречал тебя на перекрестках, я даже подумал, что такому бриллианту не стоит валяться на дороге безнаказанно. Возможно, ты подумала так же, а может быть, я был всего лишь бусинкой на твоей фенечке - теперь это не имеет значения. Просто однажды я слишком долго шел по дороге, на которой не было перекрестков, и я тебя позабыл. Ты встретилась мне на перепутья, и тогда у тебя было другое имя (а я читал между строк: мисфорче дотэ). Но если ты встретишься снова, достаточно будет одной лишь искры, чтобы занялся костер, зовушийся Страстью.

Когда ты спустилась на землю, я принял развевающиеся полы твоего плаща за крылья - возможно, так подумали многие. Ты не замедлила отвернуться, а я пригласил тебя на чай. Ты превратилась в ромашку, и нечаянно я тебя сорвал. С тех пор мы расставались лишь однажды, после твоей неудавшейся попытки сделать из меня человека, но ты ушла грозовою тучей, чтобы вернуться ко мне солнечным светом - да, и с тех пор мы не расставались, с тех пор мы задевали друг друга рукавами, и я мог быть неряшлив и невнимателен, ведь я никогда не любил тебя, а ты... все принимала, и за это я тебя не отпущу, пока еще есть во мне хоть капля нежности, пока мы, взявшись за руки, идем, опьяненные апрельским ветром, по старой железной дороге, куда глаза глядят.

А ты... тебя я не могу представить до сих пор. Ты так скучна и неразговорчива в моей гостинной, но так прекрасна и красноречива в тени своих лесов - я начинаю верить в волшебство. Ты слишком стихийна, чтобы я оставил надежду тебя запечатлеть, и слишком наделена, чтобы я подавил в себе гнев по поводу твоего неприятия нас - и самоей себя. Ты показала мне инквизитора, вырывающего сердце, а я скрыл от тебя стук колес уходящего в ночь поезда. Ты поделилась со мною искусством разведения и отлавливания вампиров в средней полосе, но я не признался, что уже изобретал ржавые консервные поросшие бородой банки в сильно пересеченной замками местности. Нет, даже не я выдумал эту сказку, но отчего-то чувствую, что кому-то из нас в ней будет отведена решающая роль. Ты была одной из причин того, что я ушел, но стала одним из стимулов того, чтобы я вернулся. На старой замшелой Башне затеплился огонек - впрочем, ушли слишком многие, да и среди нас я не вижу будущего.

Наконец, самое главное.

Current music: Camel - Rain Dances

15:35 

Пять Звезд

Академия Варваров
... потом тряхнуло: от самых заусенчиков моих ногтей и до самых стен моей комнаты, после чего откуда-то с неба посыпалось золотистое конфетти, едва заметно запятнанное оторвавшимися от стен и пустившымися в нелепый пляс тенями.

*

Я принялся судорожно загибать пальцы моих желаний: вот мизинец, вот безымянный, вот указательный... а где же средний?

Вот мизинец, безоблачный, как само апрельское небо
Вот безымянный, отражение любопытных глаз
Вот указательный, и в этом направлении мне идти

А где же средний?

Еще раз.

Вот мизинец. Я нашел его в прошлом году у себя под кроватью, весь в пыли - давно заброшенный, - долго отмывал, а потом методично тер вылинявшим маминым полотенцем, тем самым, махровым, в розовый горошек: тер, пока не лишил его намека на малейшую соринку, пока не достиг золотого блеска, и с тех пор мизинец у меня - золотой, и я часто выставляю его погреться на солнышке, чтобы он не заржавел. Полезная вещь в хозяйстве - золотой мизинец.

Вот безымянный. Каждый день он мне попадается под руку, и каждый день я пытаюсь вспомнить его имя, но неизменно неуспешно, поэтому чтобы отличить его от всех прочих, даю ему имя сам, и так происходит каждое утро, потому что наутро я опять пытаюсь и не могу вспомнить его имени. Тогда я открываю словарь на странице женских имен и тыкаю наугад безымянным пальцем, так он сам выбирает свое имя. И когда я иду по улице, то интересуюсь (по большей степени - вежливо, с россыпями извинений и гроздьями комплиментов) у каждой встречной красивой девушки насчет ее имени. Если она - тезка моему пальцу, обещаю я, то непременно преподнесу ему в подарок солнечный браслет. Только еще ни разу не выпало так, чтобы попалась тезка. Хотя однажды попалась, но я как назло забыл имя своего безымянного пальца, а потому не мог действовать наверняка. Но мне нравится его подход к жизни.

Вот указательный. Я надеваю его, только когда собираюсь в длительное путешествие. Если, например, пойти в магазин, или просто за пивом, в указательном пальце нет необходимости: я достаточно хорошо ориентируюсь на местности, особенно когда уже стемнело или большой туман - чем меньше объектов, отвлекающих внимание, тем лучше. В такие дни мой указательный палец сушится на столбе у самой дороги, и многие водители его принимают за дорожный знак, я ничего не могу с этим поделать. По крайней мере, он тоже исполняет желания, пусть и не так, как мне хотелось бы.

мизинец... безымянный... указательный...

*

Наконец, я увидел средний палец. Средний палец с немым укором показывал мне из-за угла ладони тщательно выверенный, смачный фак.

Current music: Jethro Tull - Two Fingers

18:23 

Каждый, кто станет шаманом, получит по бубну!

Академия Варваров
Кому - экзистенциальные пляски,
кому - трансцендентные тоннели.
А кому - и разложения поля.

Только когда встречаешься с запечатленным живым, с запечатленным настоящим, теперь ты - зритель, а они, уже завершенные, застывшие в своей прелести - на сцене, они актеры, они - живые.

Ты можешь не верить себе, доверившись автору.
А я не могу испытать всей силы накатывающего очарования, я каждый раз с комком в горле вспоминаю, что мое место - среди них. На сцене.

Глупые, никчемные картинки. Ищите в комментах.

Current music: Ian Anderson - Different Germany

18:10 

Что я слышу, что я чувствую

Академия Варваров
Бредогенераторы включить!
Открыть лексиконы!
Клавиатуры - к бою!
Пли!!!


спрятаться в кусты


10:23 

-->?<--

Академия Варваров
Гложет комплекс неполноценности.
И все так просто.
И все так невозможно.

Current music: НАУ - 9-й скотч

22:16 

Академия Варваров
Мимо ожидающих меня ю-мейлов и комментариев, тороплюсь сюда, в то место, где и могу только оставить свою запись, но тороплюсь без особого смысла, без имени-отчества, пройдя сквозь заслоны лебединого снега, но искание смысла - не моя прерогатива, оставлю ее достигнувшим, нафиг, я всего лишь, я просто так, я один из, я среди тысяч, но я есть, был, есть и буду есть, жрать, срать, гадить на этой планете самим своим существованием - только бы за мной выростали цветы, только бы за мной зажигали факелы, и шли по рыжей, мокрой траве, по прошлогодней глине, по ржавым потокам завожов, мне бы не знать всего этого, мне бы не чувствовать, я не в выборе, да и не в фаворе, и этот случайно родившийся, проснувшийся комочек чувств так же скоро умрет - дождись лишь только рассвета, и навсегда это будет, навсегда, никогда не говори никогда, никогда не распуская сопли на границах своих владений, никогда не признавайся своемй дневнику в своих самых тайных страстях, я знаю одного, он уже признался, но какая вам разница, что с ним случилось?

Я оборвал нечаянно это предложение-крик, все неинтересно и и закончено, мой путь лежит ЗА пределы памяти, я ухожу гулять без проводника по неведомому мне миру, дождутся ли?

Первые лучи солнца. И я - миф. И я растаю.

Current music: Янка - Ангедония

22:06 

невозможно! и только поэтому существует

Академия Варваров
Радуга, радуга, радуга!

С высокой горы - в темную, глубокую бездну.
Но только затем, чтобы оттуда взлететь в небо, под самое солнце, выше всяких гор - и уже не думать о том, что когда-нибудь придется упасть.


Красный цвет - глаза застилает ненависть, ты готов сорваться, оседлать самолет и со всего размаху засадить его в Эйфелеву башню... или нет, лучше сразу в Адмиралтейство. Кровь в ванной? Осколки на кухне? Что вы, вчера это был не я.

Оранжевый рождает пылкость, пусть и поверхностную, но необузданную, внезапную, и такую же счастливую. Не задумываясь ни о чем, прыгать на оставленным кем-то на заднем дворе пружинистом диване, в полете достигая солнца - или воображая себе.

Желтый - язвительность и желчь, и яд капает с языка - по правде сказать, желтый был раньше, только притворяясь золотым позументом. Мы сойдемся в схватке тщеславия, скрестим рапиры своего красноречия, и каждый нечестный финт отныне считается правилом.

Зеленый, что бы такм ни говорили, самый реальный, и я всегда буду стоять только на зеленом, укрываться зеленым, созерцать зеленое. В зеленом заключено все, как оно заключено не в мудрости, а в молодости, но этому цвету некуда торопиться. Он укажет тебе дорогу, если ты в одиночестве. Он расскажет тебе сказку, если тебе грустно. И он соберет всех вместе.

Голубой - это синее небо, скучное небо, и потому он так ждет золотого, чтобы развеять голубую тоску бытия. Никогда не жди ничего от голубого цвета. Никогда не допускай им ничего ждать от тебя.

Синий - глубина моря, готового поглотить тебя, моря эмоций и страстей, и хранящего лишь мнимую спокойность, как Тихий океан перед лицом Магеллана. Слова больше не нужны - можно обходиться бес слов. Даже если ты не собираешься созерцать игру кучевых облаков на закате.

Последний цвет - фиолетовый. Я ничего не знаю об этом цвете, я боюсь его и желаю его. И где-то здесь я живу.


Current music: Pink Floyd - Green is the Colour

15:48 

перерывая мусорные кучи комментариев

Академия Варваров
[Disclaimer: меня НЕ волнует, что вы обо мне думаете]

В его воображении родилась маленькая солнечная девочка. Боже, как чисто, красиво и непорочно! Всегда он был эстетом, что бы ни говорил там Илья про его антиэстетические пристрастия. Итак, она появилась. В который раз. Но он уже имел к тому времени большой опыт экспериментов с идеалами различных видов и сортов, а потому знал, чем заканчиваются подобные истории. Много раз хоженая тропинка - банально, скучно, неинтересно. На общих увлечениях и вкусах (не спорю, в какой-то мере они необходимы, но не о том речь) тоже далеко не уедешь, необходимо кое-что большее.

Итак, она - симпатичная блондинка? Как же, видели. Любит дождь? чай? рок? Боже, как надоело. Терпеть не может овощи и баню? Ну, по крайней мере есть за что зацепиться.

Я быстро теряю интерес к людям, которые не в силах поразить мое воображение. Которые настолько просты, что мой скромный разум способен их переплюнуть в непредсказуемости. Идеалы - плод моего разума. Они скучны, я их знаю наизусть - или узнаю вскоре. Поэтому я уже приготовился повесить очередную маленькую солнечную девочку на стену. На стене они так забавно смотрятся вместе! Никогда не пробовали? Да, я же упоминал, что я эстет.

Но, к счастью, он ошибся. Под внешней солнечной оболочкой скрывалось нечто совершенно необыкновенное, непредсказуемое. Местами угловатое и заносчивое, временами дикое и необузданное, в целом - ничего общего с ее нарядным платьицем. Он тогда еще сразу подумал "О, мы будем частенько цапаться!" (для него просто невыносимы идиллии и сказки со счастливым концом), но уже ничто не могло оторвать его от увлечения псевдо-солнечной девочкой, этим ужасным характером, этой головокружительной личностью - ничто, кроме боязни того, что чаша исчерпается до дна, и она вдруг перестанет его удивлять, что станет вдруг неинтересна. Что действительно вдруг окажеется идеалом. А мы знаем, чем заканчиваются такие истории.

Но она - совершенно реальная, а не придуманная - удивляла его постоянно. Удивление - это боль для любителей маленьких солнечных девочек. Удивление - это живительная влага для тех, кто все еще жив.

И все. Дальше начинается совершенно другая история - например, про то, как любитель удивляться, ненавидящий солнечных девочек, решил вдруг гарантировать себе удивление, возжелал обладания чудом - а мы знаем, чем заканчиваются такие истории.


Current music: Radiohead - I Might Be Wrong

URL
17:21 

2 марта

Академия Варваров
Ищу недостающее звено в цепи.

А ну, народ, признавайся, у кого вчера день рождения был?

05:09 

весна.открытия

Академия Варваров
Вот вынешь жемчужинку - рассыпется ожерелье.

Коснешься пальцем - расстает ледяная картинка на стекле.
Расстают темные леса и затаившиеся зайцы, расстают могучие князи и запечатленные чувства.

Сквозь образовавшееся оконце тоскливым взглядом окидываешь открывшийся угрюмый мир. Солнце оказывается отражением настольной лампы, а нагромождения сюжета - больным воображением.

Грязные дети возятся в углу рассыпавшейся песочницы. По краю огромной лужи сиротливо, вереницей бредут прохожие - иногда кто-нибудь из них спотакается и поднимает фонтаны мутной жижи. К бочке с облезлой надписью "Молоко" на углу, по бычкам "Примы" - классики на тротуаре.

Буду шлепать по лужам до первого снега, под серым небом. Что еще может быть более настоящим, чем настоящее настроение?

Попробуй. Стоит заменить слово, одно лишь слово.

Current music: Radiohesd - Where I End and You Begin

12:58 

Мое криминальное настоящее

Академия Варваров
Про угоны машин мы слышим каждый день. Про угоны овец - чуть реже, но это тоже банально. А я вот угнал группу, университетскую группу. И теперь готов предстать перед справедливым судом.

А как было дело? То ли день был слишком солнечный, то ли я не знал, чем заняться, в общем, путешествуя по коридорам ОмГУПСа, я обнаружил моих старых знакомых, у которых замещал неделей ранее (помнится, обе стороны от этого получили немалое удовольствие). Ну что же, я, недолго думая, и говорю: "Ребят, ну что вам в коридоре топтаться? Давайте, я у вас математику проведу!" "Ура!" - закричали соскучившиеся по математике студенты и пошли за мной, как дети за крысоловом, разве что вместо дудки у меня был учебник Донко-Попова.

Нас тогда не особо заботило, до каких размеров увеличатся глаза у их "положенного" математика, но студенты несколько опасались его праведного гнева. Действительно, на середине занятия прибежала секретарь кафедры и поставила меня в известность, что "Преподаватель ищет группу студентов для нечастых встреч", но она ему ничего не сказала. Ага, половина кафедры была в сговоре. Но что нам отвлекаться на подобные дела? Мы лишь покивали головами и продолжили постигать секреты дифференцирования, жалея тех опоздавших, кто достался "плановому преподавателю". Но все-таки мы - я, студенты, кафедра - МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО!

Сегодня меня посвятили в финальную часть этой истории. Тот преподаватель подал заявление об увольнении. Его группа переходит ко мне. Что же... поживем-увидим! Все-таки я получил огромное удовольствие от этой авантюры, и не я один. Будем держать марку и со значком "ГТО" на груди бросаться в новые безрасудства =)

Читайте в следующем номере:
*Зачет в стиле "готика" (ОмГУ, 2003г.)
*Почему, занимаясь интегрированием по частям, не следует вестись на пожарную тревогу
*Многое другое =)


Current music: Queen - Action This Day

19:15 

В Стране Непуганых Трамваев - 2

Академия Варваров
- Скажите-ка, дети, что же вы
видите перед собой внизу?
- Алкашей...
- Нет, скажите, чего необычного
вы видите в этом пейзаже!
- И чего?
- А это?! Это трампарк, идиот,
под самыми окнами!



А мы пойдем с тобою погуляем по трамвайным рельсам,
Посидим на трубах у начала кольцевой дороги
Нашим теплым ветром будет черный дым с трубы завода
Путеводною звездою - желтая тарелка светофора



Вот идет один трамвай,
а за ним еще трамвай,
а за ним еще трамвай -
значит, там у них гнездо.



Странно,
трамваи не ходят кругами,
а только от края до края...



В Питере на Васильевском приезжий останавливает аборигена:
- Скажите, а трамваи по Большому ходят?
- Ну-у... Сам не видел, но судя по тому, в каком состоянии город, ходят, и довольно часто!


Ниче не знаю, я жду трамвая!



- Так, а в пять утра, значит,
они разъезжаются...



Если встретят, ты молчи, что мы гуляли по трамвайным рельсам
Это первый признак преступления и шизофрении...



Current music: Янка - По Трамвайным Рельсам



06:36 

сон

Академия Варваров
Если выглянуть из окна первого этажа ОмГу, видны кустики. За кустиками - дорожка. А перед дорожкой, скрываясь за прожилками голых ветвей, вдоль всей ее длины можно заметить надписи, выстроение в хронологическом порядке.

Любой, кто обратит на них внимание, сразу же поймет, что это письма, или ссылки на письма. Но я, внимательно присмотревшись к датам и адресатам, внезапно понимаю странную истину: я знаю эти имена, я их уже видел. Эти письмена на снегу выводила Кэти, когда отправляла своих сов в январе, два года назад. Я обнаруживаю нашу с ней переписку, Асину, какого-то парня, и принимаюсь уже за поиски писем, адресованных Ф.Х., когда звенит будильник.

Затем мы заняты невероятно важным делом - ограблением складов-полуподвалов ОмГУПСа, в то время как студенты стоят в очереди закаким-то отдыхом (внезапно наступает лето). Видимо, я рановато поднимаю шухер, но мы успеваем унести с дюжену засахаренных шариков-конфет: кто-то сказал, что это неограненные алмазы. А попробовал раскусить один из них, и он действительно оказался конфетой.

Убегаем, но на самом деле торопимся скорее прибыть, нежели убыть, на миниатюрной красной машине. За рулем сидит Юля, на заднем сидении теснимся мы с папой и полуСтас.

Мир снова такой красочный. Я не напрасно проснулся.

19:44 

5000

Академия Варваров
Говорят, в дневнике Сергея Лукьяненко существует запись с 5000 комментариями.
А у меня только-только сравнялось 5000 посещений дневника (большая часть из которых, подозреваю, мои собственные). Ну да ладно, какой-никакой, а юбилей, надо бы отметить.
Заодно вспомним, что весна приближается (за ее приближением уже можно следить по минутной стрелке). Посему попотчую себя и своих ПоЧитателей:) одной старой и пошлой шуткой.

итак, специально для гусар

П.С. кстати, о ПЧ... Недавно добавились целой пачкой, через день почти все новоявленные исчезли. А что они ожидали, что я их тоже в ПЧ добавлю?
Нет, спасибо, без политики. Кого надо, читаю, но без непременного афиширования. Вы же знаете *улыбается*

18:20 

История - это копание в грязном белье (с) Е.Седова

Академия Варваров
Что касается господина Фоменко...

Настораживает резко негативное отношение к его трудам значительной части народонаселения - фактически, неприятие априори.

Штерн вот сказал, что миллионы историков с вековыми традициями не могут ошибаться.
Мищенко сказал, что верит на слово одному знакомому историку, что Фоменко не прав.
Ладно, не интересуясь мнением других моих соседей по цеху, можно обратиться к изданию "Антифоменко" (наберите в Яндексе) с куда более забавными и неосторожными выпадами.

Согласен, заявления Фоменко очень громкие и небесспорные. Но не оставляет никакого сомнения, что проблема хронологии - реальная, не высосаннгая из пальца. В этом свете меня пугает подход значительной части оппонентов А.Т. к этой проблеме - смахивает на директиву сверху, от людей в сером.

Хорошо. А что вы думаете по поводу гипотез А.Т.Фоменко?

14:49 

Королевство Кривых Рож

Академия Варваров
А вот теперь мы будем прятаться от солнца.

Игра продолжается - кто бы сомневался. Кто-то - гроссмейстер, кто-то - маэстро, кто-то пришел кубики поперекладывать. Так, перекладывая кубики, сложим слово, прочитаем, призадумаемся, почешем карандашом одно место, поковыряем другое, и так пока карандаш не сломается. Дюреру было проще, он гравировал, он не мог повернуть назад.

А вот теперь мы будем прятаться от солнца - ввиду надвигающейся неуклонно весны и возрастающей солнечной активности.

Дневник о Жизни, Дневник о Дневнике, Жизнь о Дневнике.
И парочка выкинутых за окно слов, разбившихся о мерзлую землю, которых здесь никогда не будет, если только они не одушевленные. Если я начинаю думать постами, я уже не свободен. И однажды удалив жизненно важную запись в моей памяти, уже не достигну ее никогда. И ни один нормальный не станет сидеть и размышлять, что же такое, тем более замечательное, могло быть на ее месте. Считайте, что я из тех, кто просто играет кубиками.

Мне так будет легче. Я перестану прятаться от солнца. Нас слишком много здесь, в тени.

И пусть это будет мой замок, пусть он будет воснесен на вершину холма, даже башню хочу самую высокую, с длинным таким шпилем, чтобы царапать облака, чтобы всегда можно было взглянуть наверх и убедиться в том, что земля так мало отличается от неба.

И пусть это будет твой замок - там, за рекой, для меня - за горизонтом, это, конечно, если повернуться к нему спиной. Я специально повернулся, чтобы не увидеть его весь и сразу, я хотел бы подъехать к твоему замку сквозь густой лес, так чтобы различить не сразу его сквозь ажурную вязь облиственных ветвей, чтобы сначала проступили даже не контуры, а пятна, но с каждым ходом мозаики будет все больше, а листьев - все меньше, и наконец, из-за поворота...

И пусть мы будем детьми - я, ты, они, да все сразу, - и нашими мудрыми наставниками будут нас Король и Королева.
Они расскажут, что пусть-будет дальше.

Ты что, не веришь, что такого еще не было?


Тогда подбери осколки моих слов - там, за окном. Их точно не было, и если ты их не соберешь, не склеишь чуткими руками, не будет никогда.


Current music: Aerosmith - Kings and Queens

Дневник Очень Жадного ДЬякона

главная